Впечатляющий птичий базар на альдабре

Впечатляющий птичий базар на Альдабре

Впечатляющий птичий базар на Альдабре

Категория: Другие птицы

Самый впечатляющий птичий базар находится на Альдабре, на одном из сегментов кольца атолла — острове Среднем. Здесь царство гигантских морских птиц — фрегатов. Их несколько сот тысяч, и эта колония считается самой крупной в Индийском океане.

Кстати, именно на этом обиталище фрегатов планировалось проложить взлетно-посадочную полосу военной базы, а птиц уничтожить из-за опасности возможных столкновений их с самолетами.

На острове Мидуэй в Тихом океане, где находится одна из баз Пентагона, американцы так и поступили, перебив большое поселенке альбатросов.

Фрегаты — превосходные летуны и акробаты. Темно-коричневые остроконечные крылья с двухметровым размахом поднимают птиц на километровую высоту, где они долго парят кругами.

Когда фрегат резко пикирует, это значит, что он заметил добычу, чаще всего олуша, летящего над водой к берегу. Фрегат налетает на незадачливую птицу и заставляет ее выпустить из клюва или отрыгнуть выловленную рыбу.

А дальше акробатически ловкий налетчик в воздухе перехватывает улов ограбленного олуша.

Не меньшую маневренность, притом на большой скорости, демонстрируют фрегаты над озерцами и лужами пресной воды, когда хотят напиться. Птица пьет на лету, зачерпывая воду своим крупным загнутым клювом.

Птичий мир Сейшельских островов действительно столь пестр, что от обилия одних становится темно днем, а другие столь редки, что надо пробродить це-. лый день, чтобы заметить хоть одну птицу или услыт шать ее голос.

К числу таких уникумов пернатого царства относятся прежде всего райская мухоловка (их насчитывается около сорока особей), сорочья славка, обитающая на острове- Фрегат, и раэучившийся летать доверчивый водяной пастушок на Альдабре. Очень редок и.

обитатель знаменитой Майской долины на Праслене черный (правда, цвета он серовато-коричневого) попугай, о котором уже упоминалось.

На мой взгляд, самый уютный остров на Сейше- лах— это Ла-Диг. Он небольшой, всего десять квадратных километров, гористый, но невысокий — лишь трехсот тридцати трех метров достигает его скалистая вершина. Однако причудливые, отвесные гранитные останцы, вздымающиеся по берегам, особенно на южной оконечности острова, могут оказаться нелегкой преградой и для опытных скалолазов.

Сквозь кроны пальм, хвойных казуарин и развесистых такамак почти отовсюду просматривается океан. Оетров насквозь продувается морскими ветрами, и жара здесь переносится легче, чем на Маэ или на Праслене. Единство моря, зелени, скал, солнца и ветра постоянно ощущается на маленьком Ла-Диге. Возможно, это и делает его столь притягательным для гостей и столь любимым постоянными жителями.

Названием своим остров обязан французскому паруснику, входившему в отряд судов шевалье Мариона Дюфресна, известного своим пристрастием к разведению рыб и изготовлению причудливых аквариумов, посетивших архипелаг в 1768 году, когда и была разгадана тайна гигантского морского кокоса.

Жизнь здесь течет размеренно и неторопливо. Хотя сюда уже завезли один или два автомобиля и несколько мотоциклов, их видно и слышно редко. Основной транспорт — повозки, запряженные быками.

К единственному причалу острова всегда подъезжают едно- два таких «такси», поджидая туристов и местных жителей, приплывающих на «Леди Эсме» или старых шхунах.

Источник: https://popugai.info/fregaty-i-vpechatlyayushhij-ptichij-bazar-na-aldabre/

Птицы сейшельских островов — пернатое царство океанской республики — Путеводитель по туризму

Птицы сейшельских островов - пернатое царство океанской республики - Путеводитель по туризму

Замечателен птичий мир Сейшельских островов и, особенно, Альдабры. Рассказать о пернатом царстве океанской республики обязывает помимо всего и принятая автором «гербовая методология». На новом символе страны появилась и птица — райская мухоловка с острова Ла-Диг.

На Сейшелах можно наблюдать все многообразие птичьего мира планеты — от обитателей чащоб тропического леса до покорителей морских пространств, покрывающих над океанами огромные расстояния.

Одни виды представлены столь обильно, что их поселения на островах насчитывают миллионы особей — вроде сажистых темных крачек на Дероше, Берде или фрегатов на Альдабре.

Другие виды — на грани исчезновения, как упомянутые выше райские мухоловки с Ла-Дига, которых даже поспешили отнести к уже вымершим.

В ста километрах на север от Маэ, на краю Сейшельской океанской банки, одиноко вырастает из моря небольшой, километра полтора в длину, плоский островок. Этот самый северный из всего архипелага кусочек суши занят гигантским птичьим базаром, и происхождение его названия Берд (птичий) не вызывает никаких сомнений.

Главные обитатели Берда — сажистые крачки. Этих крикливых, подвижных птиц с характерным черным капюшоном на голове скапливается здесь до миллиона. Живут они тут не постоянно, а прилетают в мае, гнездятся и выводят птенцов, затем дружно улетают. Сколько я ни спрашивал, куда же они улетают, толкового ответа так и не получил.

В последние годы Берд стал местом, легкодоступным для туристов. В южной его части, свободной от птичьих поселений, расчистили две пересекающиеся под прямым углом посадочные полосы, и маленькие самолеты с Маэ меньше чем за час доставляют сюда любителей птиц и серьезных охотников за большой океанской рыбой.

Островом ведают потомки богатых семей французских колонистов — Делоре и Сави. Они-то и сделали Берд одним из туристских аттракционов Сейшел. Посоветовал мне слетать туда торговец с маленького городского базара Виктории. Я заинтересовался его товаром — круглыми бледно-голубыми, с бирюзовым отливом яйцами, поменьше куриных, которые сотнями лежали в коробках и корзинах.

— Начался сезон сбора птичьих яиц,— охотно рассказал он.— Вот, видите, привезли первые партии с дальних островов. До середины июля их будет полно на рынке и дёшево, на рупию десяток, а то и дюжину. Очень кстати прилетают птицы в это время (дело было в июне). На море штормит, и рыбаки наши дома отсиживаются. Рыбы не хватает, вот и пополняют хозяйки свои припасы моим товаром…

На вопрос, а нельзя ли посмотреть, как идет сбор, посетить птичьи колонии, словоохотливый сейшелец сразу же дал много вполне дельных советов.

— Отправляйтесь в старый порт,— порекомендовал он,— в конец Длинного пирса. Там на причале увидите и самих сборщиков, и их добычу. Да их легко найти — издали чувствуется неприятный запах. Яйца бьются легко, и протухает их во время перевоза немало.

До главного базара на острове Дерош, откуда привозят в год до миллиона штук яиц, почти двести миль, и шхуны на переходах швыряет волнами немилосердно. Если договоритесь о плате за перевоз и пропитание, то, может, и возьмут с собой на Амирантские острова.

За неделю обернетесь, если все пройдет благополучно,— закончил торговец.

Читайте также:  Как научить попугая говорить?

В старый порт я сходил, и все сказанное торговцем подтвердилось. Один шкипер не без колебаний согласился взять меня с собой. Однако он мог отправиться в путь только через пять дней. А у меня оставалось времени на Сейшелах всего дней десять: самолеты в Аддис-Абебу, где я тогда жил и работал, летали раз в неделю.

— А вы слетайте на Берд. Конечно, короткий туристский заезд на день не даст таких впечатлений, как поход на шхуне, но на крачек наглядитесь и всю нашу «яичную охоту» тоже увидите,— предложил моряк.

Источник: http://www.discovertravel.ru/afrika/pticy-sejshelskix-ostrovov-pernatoe-carstvo-okeanskoj-respubliki/

Птичьи базары

Птичьи базары

Те, кто хоть раз путешествовал на теплоходе, наверняка замечали, что при приближении к земле, в небе появляются чайки и другие морские птицы. В открытом море они также встречаются, но это довольно редкое явление.

Что они здесь делают?

Прежде всего, своим существованием морские птицы обязаны океану, который их кормит. Ну а найти корм всегда легче возле берега. Объяснить это просто. Криль, ракообразные, креветки, моллюски, морские водоросли – все это прибрежные морские жители, которыми питается  рыба.

Ну а рыба служит пищей морским птицам, которые являются искусными рыболовами. Они могут часами парить над водой, высматривая добычу.

Если внимательно понаблюдать за той же чайкой, то можно заметить, как она камнем падает в воду, ныряет, и через мгновение появляется на поверхности с рыбешкой в клюве.

Но если рыбачить морские птицы могут в полном одиночестве, то для воспроизводства потомства они создают на берегу целые колонии, состоящие из нескольких тысяч особей. Этот шумный птичий базар обустраивается в самых подходящих для гнездовья местах.

Почему птицы собираются вместе?

На это есть несколько причин. Одна из них заключается в максимально эффективной защите от хищников, которые не могут незаметно проникнуть в птичье царство. Да и защищаться от них сообща намного легче. Вторая причина связана с выбором места  для гнездовья.

Оно должно быть не только удобным и безопасным, но и позволять птицам максимально быстро находить корм. Таких мест,  в прибрежной зоне того же Охотского моря, не так то уж и много.

Именно поэтому мы становимся свидетелями огромных птичьих скоплений на довольно маленьких территориях.

Кайры, тупики, чайки, бургомистры  занимают карнизы и уступы прибрежных скал, строят гнезда и высиживают птенцов. Периодически между ними возникают драки из-за территории. Птиц очень много. При малейшей опасности они тучей поднимаются в небо, застилая собой солнце. На птичьем базаре всегда очень шумно. Гомон здесь не стихает ни на минуту.

Большое количество птичьих базаров располагается по побережью Охотского моря.  Возле мыса Восточного есть группа скалистых островов, с интересным  названием «Три Брата». От берега они находятся всего в километре.

Острова представляют собой три отдельно стоящих скалы, которые во время отлива соединяются между собой узким участком суши. Для гнездовья морских птиц это идеальное место.

Его облюбовали топорки и чайки, которые создали здесь огромную птичью колонию. 

Еще одна птичья колония находится в районе залива Шелихова, а именно, на пяти Ямских островах Тихого океана. Это небольшие скалистые образования, у подножия которых находятся прекрасные галечные пляжи. Во время приливов они недоступны, так как затапливаются водой. Скалы покрыты скудной травяной растительностью.

На самом большом острове, под названием Матыкиль, имеются разнотравные луга, а также небольшие участки с густым кустарником. Высота острова над уровнем моря – 700 метров. Именно здесь располагается самый большой птичий базар на севере Тихого океана. Ученые насчитали тут около 10 миллионов различных птиц.

Это: кайры, конюги, чистики, топорки, белобрюшки, чайки, ипатки, бакланы, глупыши. Последних ,здесь около одного миллиона.

Около 116 птичьих базаров, которые представлены четырнадцатью видами морских птиц, находятся в прибрежной зоне Тауйской губы. Птиц здесь более двух миллионов.

Перечислять места расположения огромных птичьих колоний можно бесконечно. Они расположены по всему побережью Охотского моря. Только на острове Талан обитает около 147 видов морских птиц.

Большая их часть использует это место  для отдыха, во время длительных перелетов. 21 вид обитает здесь постоянно. Из них лишь 11 видов являются морскими птицами.

Это: чайки, топорки, кайры, моевки, конюги, ипатки, чистики, белобрюшки, бакланы и некоторые другие. Гнездится здесь и довольно редкая птица – белоплечий орлан.

Огромные птичьи колонии располагаются на скалистых берегах Тихого и северного Ледовитого океанов. И это притом, что природа здесь довольно сурова, а растительность чрезвычайно убогая.

Снег здесь может выпасть даже в июле, а туманы и холодные дожди считаются обычным явлением. Вместе с тем, прибрежные воды изобилуют морскими обитателями. Моллюски, креветки, рачки, рыба- все это как магнитом притягивает сюда морских птиц.

Корма им здесь предостаточно, а скалистые и недоступные берега являются  идеальным местом для гнездовья.

Источник: http://faunazoo.ru/ptichi-bazary

Птичьи базары

Птичьи базары

Где они встречаются

На крайнем западе большие птичьи базары существуют по восточному берегу Гренландии. Имеются они и на Балтике, и в Северном море на о-ве Гельголанд, лежащем против устья Эльбы, и на скалистых островах, разбросанных вблизи северных берегов Англии, а также далее к югу в некоторых местах по атлантическим побережьям Западной Европы.

Но здесь они сравнительно малы и состоят из немногих видов. Значительно богаче по числу особей и видов птичьи базары на островах, расположенных к северу от Восточной Европы, — на Шпицбергене, Медвежьем, на архипелаге Франца-Иосифа, вдоль Мурманского берега и особенно по западному берегу Новой Земли, где находятся, видимо, самые большие базары в мире.

На восточном берегу Новой Земли, несмотря на присутствие здесь скалистых обрывов, базаров нет. Объясняется это тем, что восточные берега омываются холодным Карским морем и почти круглый год забиты льдом. Эти воды бедны держащимися поверхности морскими организмами, составляющими пищу большинства океанических птиц.

Нет птичьих базаров и на северном побережье Сибири (исключая самый север Таймырского полуострова, где гнездятся небольшими колониями чайки-моевки), нет их и на архипелаге Северной Земли и на Новосибирских островах. Отсутствие их здесь объясняется, в первую очередь, непригодностью для гнездования здешних пологих берегов.

Небольшие базары, видимо, имеются на архипелаге Де-Лонга, расположенном к северу от Новосибирских островов, а также по прибрежным скалам о-ва Врангеля. Зато на Дальнем Востоке они снова хорошо выражены по обрывистым берегам Чукотского полуострова, Камчатки и вообще Берингова моря, в частности на Командорах.

Читайте также:  Клетка для попугая

Имеются они и в Охотском море, например на Шантарских островах, Курилах, Сахалине. Наконец, весьма пестрые по видовому составу птичьи базары разбросаны по берегам Японского моря. Далеко к югу спускаются базары и по восточным берегам Северной Америки.

Большие колонии океанических птиц существуют также в холодных и умеренных широтах Южного полушария и даже в тропиках (например, на приморских скалах Перу).

Но там общий характер гнездовий обычно несколько иной, так как птицы, как правило, занимают плоские берега, и по видовому составу колонии резко отличаются от северных базаров.

Так, в Антарктиде огромные колонии образуют пингвины и буревестники, гнездящиеся обособленно друг от друга, а в Перу основные виды — это пеликаны, бакланы и олуши, живущие совместно.

Николай БОБРИНСКИЙ.
Животный мир и природа СССР. 1960

На острове Гусенец

Мурманский берег

Добравшись до этого острова, я влез на вершину скалы, лег на землю и выставил голову над пропастью. Глазам моим представилась поразительная картина: совершенно отвесная стена, футов 200 высоты [около 60 м], омываемая внизу пенящимися волнами, была усеяна на разных высотах длинными рядами сидящих на узких карнизах птиц. То были кайры.

Внизу над океаном с криками носились тучи трехпалых чаек. Шагах в десяти ниже меня, с трудом держась на узком, слегка покатом выступе скалы, сидело несколько кайр. Они, по-видимому, были удивлены моим появлением и с любопытством рассматривали мою голову. Камни, которые я бросал в них, совсем их не пугали.

Они поминутно поправляли своего детеныша, и, вытянув шею, приготовлялись клюнуть слишком близко пролетевший камень. Выстрелы, которые, правда, были уже им знакомы, производили на них небольшое впечатление. На каждый выстрел они отвечали каким-то до крайности смешным хрипением и продолжали спокойно сидеть.

Так как с моего места я не мог добыть ни одной птицы, потому что убитые падали в бушующий океан, то я, сделав обход, спустился на дно очень узкого ущелья, пересекающего в одном месте каменную стену птичьей горы. Тут было нечто ужасное.

Трехпалые чайки, во множестве сидевшие на гнездах по сторонам ущелья и встревоженные моим появлением, поднялись со своих мест и целой кучей носились над моей головой.

Самые разнообразные резкие ноты их крика, подчас походившие на плач ребенка, вместе с глухим хрипением алек (гагарок) и кайр были настолько сильны, что заглушали рев моря и не позволяли мне слышать собственного голоса, когда я пробовал кричать во все горло. По временам с краю этой птичьей тучи взмывали, преследуя чаек, паразитники и сверху проносился орлан-белохвост. Первый выстрел здесь взбудоражил все ближайшее пернатое население, но альки и кайры скоро настолько успокоились, что не обращали уже никакого внимания на мою пальбу.

А. НИКОЛЬСКИЙ. Конец XIX в

Птичий базар на скале Родондо

[На Очарованных островах*] мы осчастливлены присутствием величественного наблюдательного пункта в виде скалы, которая благодаря особенностям очертания издревле прозывалась испанцами Родондо, или Круглая.

Она поднимается вверх на двести пятьдесят футов от поверхности моря в десяти милях от берега, оставляя к востоку и к югу группу гористых островов, и в увеличенном виде воспроизводит расположение известной Кампанилы, звонницы святого Марка, возвышающейся среди кучки ветхих зданий, беспорядочно сгрудившихся вокруг.

< . . . >

Начнем наше обозрение с самого нижнего карниза — наиболее широкого и часто заливаемого волнами в полную воду. Что это там за диковинные существа? Они держатся вертикально, словно люди, но не так симметричны; существа эти расположились вокруг скалы на манер скульптурных кариатид, как бы поддерживая нависающий над ними свод.

Они выглядят карикатурно: короткие клювы, ступни ног растут прямо из нижней части туловища, а члены, расположенные по бокам, не назовешь ни плавниками, ни крыльями, ни руками. Воистину, пингвин — не рыба, не мясо и не дичь, и как съестное не устраивает ни масленицу, ни великий пост.

Таким образом, это самые двусмысленные и наименее удачные из созданий, открытых человеком.

< . . . >

А теперь посмотрите чуть выше, туда, где выстроились целые полки удрученных горем созданий. Что за странные шеренги? Может быть, там собрались братья Ордена морских францисканцев? Это пеликаны.

Тонкие вытянутые клювы и тяжелые кожаные сумки, подвешенные к ним, придают пеликанам выражение опечаленности. Задумчивое племя, они часами простаивают совершенно неподвижно. Скучное пепельное оперение имеет такой вид, будто его присыпали сверху печной золой.

Эта окаянная птица недаром наведывается на каменистые берега Энкантадас, где мог бы восседать мучимый Иов, раздирая грудь горшечными черепками.

Еще выше мы замечаем гоуни, или, как его неправильно называют, серого альбатроса, — птицу, которая совсем не смотрится и начисто лишена поэтичности, не в пример своему прославленному сородичу — белоснежному призраку заколдованных мысов Горн и Доброй Надежды.

Если мы продолжим подъем с карниза на карниз, то будем находить обитателей башни расквартированными в строгом соответствии с общественным положением каждой персоны, — глупышей, черных и пятнистых альбатросов, морских соек, курочек, олушей и всевозможных чаек. Целые княжества, державы, династии, господствующие одна над другой, разместились там словно по сенаторскому списку.

А над ними, подобно непрерывно повторяющемуся изображению мухи, вкрапленному в огромное вышитое полотно, мелькает буревестник, или, иначе, курочка Мамы Кэри, трубными возгласами бросая всем вызов и сея тревогу.

Этот таинственный колибри океанских просторов, будь его оперение поярче, благодаря живости перемещений в воздухе мог бы прозываться морской бабочкой, но тем не менее его клекот за кормой корабля звучит для моряков так же зловеще, как для крестьянина скрип жучка-точильщика за камином.

Так вот, то обстоятельство, что буревестник в своих скитаниях не минует Энкантадас, придает их ужасному очарованию еще большую убедительность в воображении мореплавателей.

< . . . >

С приближением дня разноголосый гам усиливается. Криками, раздирающими уши, вся эта птичья компания приветствует наступление утра. Каждый миг целые стаи срываются со стен башни, вступая в воздушный хор, в то время как освободившиеся места внизу стремительно заполняются мириадами других птиц.

Но тут, сквозь этот хаотический гомон, до меня доносятся чистые серебряные звуки ровна. Они спускаются сверху непрерывно, будто косые нити падающего дождя на фоне каскадов ливня. Я пристально всматриваюсь в высоту и узнаю белоснежное ангелоподобное тело с длинным копьеобразным пером, торчащим позади.

Это веселый, воодушевляющий шантэклер океана, — прекрасная птица, метко прозванная за свой энергичный музыкальный и призывный посвист Помощником боцмана.

< . . . >

Пернатая жизнь, облаком окружающая Родондо, имеет достойного антипода — морских хозяев скалы, которые заселяют воды у ее основания.

Читайте также:  Содержание и уход за волнистыми попугаями

Ниже ватерлинии скала, наподобие пчелиных сот, изрыта гротами, образующими запутанный лабиринт удобных ходов и убежищ для несметного количества сказочных рыбок, которые весьма необычны, а многие чрезвычайно красивы и своим присутствием сделали бы честь самому дорогому аквариуму.

Сквозь прозрачную толщу воды, которая на время успокаивается в тех местах, где у самой поверхности быстро кружатся мелкие рыбки, наши рыболовы замечали рыб покрупнее и поосторожнее и пытались, бывало, закинуть свои снасти, чтобы выловить их.

Напрасно! Не успевала леска коснуться воды, как сотня безумцев начинала бороться за право быть пойманным на крючок.

Глупые рыбки Родондо! Жертвенная доверчивость приобщает вас к тем, кто, пребывая в неведении, неосмотрительно полагается на человеческую натуру.

Герман МЕЛВИЛЛ. Энкантадас, или Очарованные острова

Примечание: Герман Мелвилл (1819—1891) посетил Галапагосские острова в 1841 г. Год выхода книги о них установить не удалось. Цитируется по изданию: М.: Мысль, 1979.

* Энкантадас, они же Галапагосские.

Источник: http://geo.1september.ru/article.php?ID=200203110

Птичий базар

Однажды я гостил на полярной станции на северном побережье Кольского полуострова.

— Хотите побывать на птичьем базаре? — спросил меня как-то начальник станции. — Сейчас туда как раз идет катер с охотниками.

Я знал, что птичьими базарами называют на севере места, где гнездятся и выводят птенцов морские птицы, и с радостью присоединился к экспедиции.

Ещё издали меня поразил вид того острова, к которому направлялся наш катер. Мрачные, почти отвесные утёсы, обрывавшиеся над самым морем, словно шевелились. То там, то здесь над ними вздымались к небу и снова таяли какие-то тёмные облака. Всё сильнее доносился глухой гул, будто на острове шумела и кричала гигантская толпа.

Когда мы подъехали ближе, я увидел, что все скалы, от подножия до вершины, сплошь покрыты бесчисленными скопищами птиц — чаек, кайр, гаг. Птицы суетились, перелетали с места на место, дрались, и издали казалось, что шевелятся сами скалы. А когда сотни тысяч птиц внезапно взлетали, их трепещущие крылья закрывали небо, как чёрная туча.

Все крылатые обитатели скал непрерывно кричали. Перекрикивались они так пронзительно и визгливо, словно рыночные торговки.

«Так вот откуда такое название — птичий базар!» — подумал я.

Эта летняя поездка вспомнилась мне, когда я пришёл как-то в одну из московских школ во время большой перемены.

В зале и коридорах стоял оглушительный шум. Высыпавшие из классов ребята кричали так громко, что разговаривать было почти невозможно.

— Прямо не знаю, как быть, — жаловался мне учитель. — Решили мы создать хороший хор — и ничего не получилось. Все наши мальчики и девочки какие-то хрипатые. И голоса как будто сильные, и музыку любят, и слух есть, а начнут петь — сипят, как простуженные. И всё потому, что привыкли с утра до вечера не говорить, а кричать — кто кого перекричит.

Это верно. Такая дурная привычка есть, к сожалению, у многих наших ребят. А от неё надо отучаться.

Не старайся говорить громче собеседников. Это невыгодно тебе же: кто говорит, не повышая голоса, к тому прислушиваются внимательнее, чем к крикуну.

Недаром опытные ораторы, выступая на больших совещаниях, обычно начинают свою речь нарочито тихим голосом. Это заставляет присутствующих невольно вслушиваться в каждое слово. Зал затихает, и речь звучит весомее.

Если в разговоре тебя перебьют, не пытайся заглушить перебившего, а замолчи и выслушай его возражения. Ведь если вы оба будете говорить одновременно, всё равно ни он тебя не услышит, ни ты его.

Учись внимательно слушать собеседника. Не перебивай его, пока он не кончит свой рассказ. Дослушай то, что он хотел сказать, до конца, а потом уже возражай, если не согласен. Чем внимательнее ты будешь слушать, тем приятнее будет людям с тобой разговаривать.

Когда читаешь воспоминания рабочих и крестьян, имевших счастье встречаться с Лениным, то почти всегда люди рассказывают о том, как удивительно умел Владимир Ильич слушать каждого, кто к нему приходил. Он с таким уважением к собеседнику выслушивал самый сбивчивый поначалу рассказ, что человек быстро справлялся с волнением и делился с Лениным самыми заветными своими мыслями и мечтами.

В разговоре старайся затронуть такую тему, которая может интересовать твоего собеседника. Не стоит рассказывать, что было у тебя сегодня на обед или какой прыщ вскочил у тебя на шее, — вряд ли это кому-нибудь особенно интересно.

Вообще поменьше говори о себе. Не подражай тем самовлюблённым болтунам, которые готовы перебить любой интересный рассказ фразой: «А вот я… а вот у меня…», будто больше всего людей должна интересовать их важная персона. Расскажи лучше о книге, которую ты сейчас читаешь, о фильме, который недавно видел, о выставке или спортивных соревнованиях, которые посетил.

Разговаривая, не хватай собеседника за руку, не тереби его за пуговицу, не хлопай по плечу. Нужно уметь привлекать внимание словами, а не руками.

Не смейся искусственно, если тебе не смешно, и не делай вид, что удивлён, если этого в действительности нет. Не хохочи слишком громко. Веди себя естественно.

Это только Фамусову из комедии Грибоедова «Горе от ума» нравились тогдашние московские модницы, которые, по его словам, «словечка в простоте не скажут, всё с ужимкой».

На самом деле всё преувеличенное или фальшивое, всякое манерничанье и кривлянье выглядит смешным и неумным и производит на окружающих неприятное впечатление.

Не вмешивайся в разговор взрослых. Подожди, пока они обратятся к тебе с вопросом.

Если хочешь сказать товарищу что-нибудь по секрету, не шепчи ему на ухо: окружающие могут подумать, что ты злословишь на их счет, и напрасно обидятся. Отложи лучше разговор до тех пор, пока останетесь вдвоём.

Не говори о присутствующих «он» или «она». Это невежливо. В разговоре надо называть того, о ком идёт речь, только по имени.

Не говори скверно или насмешливо об отсутствующих. Имей мужество высказать своё мнение о человеке ему в лицо, а не критикуй его за спиной.

Источник: http://mirror4.ru.indbooks.in/?p=266586%20rel=

__________________________________________
Ссылка на основную публикацию